Ричард Бах в «Чайке»

Каким выступает Ричард Бах в своем произведении «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»?

Автор выступает и в роли рассказчика истории, но не как сторонний наблюдатель. Иногда создается впечатление, что он сам, а роли Джонатана, отстаивает свою свободу и право на жизнь, изнуряет себя тренировками, радуется и отчаивается, улыбается и переживает. Его собственное отношение ко всему происходящему не может остаться незамеченным. Хотя повесть так похожа на сказку, читатель чувствует, будто автор повествует об истории, случившейся с ним на самом деле.

Также автор настраивает нас на то, что каждый может быть Джонатаном Ливингстоном. Он строит четкий ассоциативный ряд, проводя аналогию между жадной птичьей стаей и социумом и теми чайками, которые вырвались из «порочного круга», стали «другими» и человеком, способного поверить в себя, в свои мечты и измениться. Эти две аналогии составляют единое систему взаимосвязанных понятий.

Несмотря на «емкость» повести, в ней практически отсутствуют художественные детали. Мы не встречаем «говорящих» предметов или знаков, нет символичных речевых оборотов, не ощущается стремление автора запутать читателя намеками.

Образ, который пытается донести до нас Бах – это образ сильного и смелого человека, свободного и светлого существа. В повседневной жизни мы нечасто можем столкнуться с такими яркими личностями. Они есть, но как-то теряются на фоне общей массы, которая как раз очень хорошо и правдиво описана в виде стаи чаек. Наличие или отсутствие художественной правды каждый читатель может определить сам для себя: для кого-то это все покажется выдумкой и незатейливой фантазией, а кто-то узнает в чайке Джонатане свои «скитания». 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы: